Последнее слово брата Евгения Егорова в суде в Биробиджане

(в которой раз, видя слова *ваша честь», меня коробит от этого. Судья, что принимает решение исходя из телефонного права, не может иметь чести! Прим. Админа.)

18 июня 2021 г. Еврейская АО Из зала суда

Верующий сказал, что не понимает обвинение: «Доказательств моего экстремизма нет, и меня за это не судят. Судят за участие, но участие выражалось в изучении Библии, а это часть моей веры. Но за веру меня тоже не судят. Так кто распутает этот клубок и объяснит мне, в чем мое преступление?»

Стенограмма судебного заседания в Биробиджанском районном суде г. Биробиджана от 01.06.2021 по делу 1-11/2021 по обвинению Егорова Евгения Викторовича в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 282 УК РФ.

Егоров Евгений Викторович:

Ваша честь, в течение всего судебного процесса я говорил, что невиновен в том, в чем меня обвиняют, и продолжаю это утверждать! Из томов дела я узнал, что правоохранительные органы начали подготовку к этому уголовному преследованию еще в 2017 году. Чем же я тогда занимался?

В то время я издал книгу, фэнтезийный роман, и тогда даже не мог представить, что через год моя жизнь сама станет фэнтезийной и меня обвинят в экстремизме, от которого я так далек. Самое ужасное, что человек вел обычный образ жизни, не замышляя ничего плохого, и тут в один день его объявляют преступником. Это страшно, действительно страшно!

На тот момент, когда я проводил историческое исследование и работал над написанием новых книг, в нашу квартиру ворвались с обыском. Пользуясь случаем, хочу поблагодарить сотрудников ФСБ за то, что они это сделали, минимально унижая, а после не заключили меня под стражу.

Тогда-то моя жизнь и изменилась кардинальными образом. Именно из-за уголовного преследования я понял, как хрупки наши планы. Сегодня у тебя спокойная мирная жизнь, а завтра обыски, допросы, нестабильное и непонятное будущее, зависящее не от тебя, а от людей, которые тебя не знают и не хотят знать. В этот сложный период я женился на замечательной женщине, и ее не испугала перспектива быть супругой, ждущей мужа из тюрьмы. Я на деле убедился, что есть настоящая любовь, готовая быть рядом и в горе, и в радости. У нас родился прекрасный сын, чье имя с еврейского языка означает «Божья милость» или «Иегова милостив». Как говорится в Библии: «Дети — это дар от Бога».

В моем обвинительном заключении, в конце, говорится, что в уголовном деле пострадавших нет. Почему нет? Пострадавшие есть! Это моя жена, мой сын, мои родные. В конце концов, я тоже являюсь пострадавшим.

Из-за уголовного преследования и подписки о невыезде я ограничен в элементарных вещах. Например, я не могу свозить свою семью к родителям жены во Владивосток. Возможно, это мелочи жизни, но не для моего сына и жены, так как это их утекающая жизнь. Сразу после предъявления обвинения меня внесли в список Росфинмониторинга, и без установленной законом вины моя фамилия находится в списке действующих экстремистов и террористов. То есть на мне без судебного решения поставили клеймо экстремиста, обвинили и привели приговор в исполнение. И какие последствия? В наш век технологий у меня заблокированы все банковские карты, в том числе и зарплатная. Я считаю, что я как кормилец семьи просто обязан заботиться о своей семье как духовно, так и материально. Но работая в госпредприятии много лет, я не мог получать свою же зарплату. И как мне обеспечивать свою семью? Спасибо администрации областной больницы, что меня в принципе не уволили из-за этого клейма экстремиста, и в течение нескольких месяцев и множественных заявлений с моей стороны они все же пошли мне навстречу, и пока существует касса, выдают зарплату наличными.

Да, я соглашусь, что статья об экстремизме весьма актуальна в нашей стране. Я бы хотел, чтобы я, мой сын, моя семья были защищены от призывов к ненависти, свержения строя и власти и того подобного. И судя по списку Росфинмониторинга, количество реальных террористов и экстремистов растет. Но в этом же списке уже находится 487 человек, являющихся Свидетелями Иеговы, без суда и приговора заочно объявленные преступниками.

Марсель Ашар, французский драматург, сказал: «Люди делятся на две половины: те, кто сидит в тюрьме, и те, кто должен сидеть в тюрьме». История не раз доказывала, что формализм сгубил очень много жизней. Я родился в городе Биробиджане в Еврейской автономной области. Мы все хорошо знаем, почему наша область Еврейская. Коротко скажу, что, когда моя бабушка по папиной линии была маленькой, ее со всей семьей сослали сюда. За что? Всего лишь за то, что они евреи! Такова была политика того времени. Кого еще ссылали в то время? Чуть позже в 1951 году в операции «Север» в Сибирь высылали семьи Свидетелей Иеговы.

Моя бабушка до конца своих дней, живя в современной России, боялась, что все узнают, что она еврейской национальности, даже уничтожила восстановленные документы. Она умерла четыре года назад с этим страхом. Возможно, ее страхи повлияли на воспитание ее детей. Они все по разным причинам прошли через лишение свободы. Мой отец в юности сел за разбойное нападение. Меня же воспитывали в семье мамы так, чтобы гены моего отца не повлияли на меня и мою жизнь. Но, судя по нынешним обстоятельствам, меня тоже не миновала участь «уголовника», хотя я всю свою жизнь вел законопослушный образ жизни […] Я понимаю всю серьезность ситуации, но все же горжусь тем, что страдаю как Свидетель Иеговы, а не как разбойник или убийца. Для меня честь страдать так же, по ложному обвинению, как пострадал Иисус Христос. Хорошо, что мне пока не нужно бояться того, что я еврей. Но меня и мою семью уже вынуждают бояться реализовывать свое право на веру. Хотя уважаемый прокурор в своей судебной речи сказал о том, что статья 28 Конституции Российской Федерации регламентирует гарантию свободы вероисповедания любой религии индивидуально или совместно с другими. Также хочется процитировать слова прокурора: «Наши внутренние убеждения, наше отношение к вере, к Богу не может поменять или запретить или разрешить никто. Но вместе с тем есть разница между верой в Бога и следованием его постулатами и экстремистской деятельностью, которая находится под запретом в Российской Федерации». Замечательные слова! Я полностью с ними согласен! Особенно согласен с выражением «следование его постулатам»!

Что подразумевается под следованием постулатам в вере у Свидетелей Иеговы? Как они могут выражать свою веру в Бога? Судя по этому уголовному делу и нынешнему судебному разбирательству, мне так и не было разъяснено, на что я имею право. На какую реализацию своих постулатов? Мы все понимаем, что в любой религии под реализацией постулатов подразумевается чтение Писаний, исполнение праздничных культов, для этого нужно встречаться с верующими твоей религии. Все религии во многом схожи по выражениям своей веры. Тогда почему [Свидетелям Иеговы] нельзя совместно читать Библию и встречаться на религиозных праздниках? Как отличить участие в экстремистской деятельности от религиозной жизни человека? Где грань между ними? Я — христианин, Свидетель Иеговы. Это не название какой-либо юридической или не юридической организации. И признание, что я являюсь Свидетелем Иеговы, не означает, что я признаюсь в экстремистской деятельности. В этом судебном процессе я не раз слышал, что меня не судят за экстремизм, меня не судят за мои религиозные убеждения, но меня судят за какое-то участие, но без экстремизма. Получился абсурдный замкнутый круг! Статья — экстремистская, но доказательств моего экстремизма нет, и меня за это не судят. Судят за участие, но участие выражалось в изучении Библии, а это часть моей веры. Но за веру меня тоже не судят. Так кто распутает этот клубок и объяснит мне, юридически не образованному человеку, в чем мое преступление?

Напоследок хотел бы заострить внимание на запрошенном прокурором наказании, влиянии назначенного наказания на исправление и условия жизни моей семьи. Как говорится, должен сработать принцип справедливости. Я благодарен, что в законе отражены переживания о семьях. Да, я тоже постоянно думаю о том, что будет с моей семьей после вынесения приговора. При одной мысли, что мой сын будет расти без меня какое-то время, мне становится больно. Возможно, я могу не увидеть его первые шаги или не услышу его первое слово «папа». Но я знаю точно: когда мой сын вырастет, он узнает, что я не отказался из-за страха перед тюремными оковами читать Библию со своей семьей и своими друзьями.

В заключение хочу поблагодарить участников процесса. От всего сердца спасибо вам, Ваша честь, за то, что в период эпидемии с пониманием относились к тому, что я часто болел и не мог присутствовать на судебных заседаниях. И когда мне нужно было отвезти сына на лечение в соседний город, вы разрешили эту поездку.

Спасибо секретарю и вашему помощнику, что я мог регулярно поддерживать связь с судом.

Особая огромная благодарность моим защитникам, как назначенному, так и добровольному. Ваша поддержка и время неоценимы!

К сожалению, сторона обвинения часто менялась, и все же тоже хочу выразить им благодарность за уважительное отношение.

Подвести итог хотел бы словами Фёдора Михайловича Достоевского из произведения, написанного в 1880 году под называнием «Братья Карамазовы»: «О, вам так легко это сделать, этот акт милосердия, ибо при отсутствии всяких чуть-чуть похожих на правду улик вам слишком тяжело будет произнести: „Да, виновен». Лучше отпустить десять виновных, чем наказать одного невинного — слышите ли, слышите ли вы этот величавый голос из прошлого столетия нашей славной истории?»