Последнее слово подсудимой Екатерины Пегашевой в Козьмодемьянске

6 мая 2021 г. Марий Эл Из зала суда

В своем эмоциональном обращении к суду Екатерина Пегашева обратила внимание на несправедливость ее уголовного преследования: «Для того чтобы меня обвинить, достаточно сказать, что я Свидетель Иеговы и все, в глазах прокуратуры я преступник и экстремист».

Стенограмма судебного заседания в Горномарийском районном суде Республики Марий Эл от 06.05.2021 г. по делу 1-1-5/2021 (1-1-129/2020) по обвинению Пегашевой Екатерины Геннадьевны в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 282.2 УК РФ.

Пегашева Екатерина Геннадьевна:

Уважаемый суд, во избежание недоразумений, сразу хочу заявить, что сегодня я буду ссылаться на тексты Библии в Синодальном переводе, проверенной иереем Дмитрием Ивановым в СИЗО города Йошкар-Олы.

Часть 1. «Последние дни» (2 Тимофею 3:1)

Уважаемый суд, когда я слышу фразу «последнее слово», мне невольно вспоминаются слова из Нового Завета во Втором послании апостола Павла Тимофею 3:1, где говорится: «Знай же, что в последние дни наступят времена тяжкие», а далее перечисляются многие отрицательные качества людей, такие как гордость, надменность, жестокость, предательство, напыщенность, а также распространение клеветы (2 Тимофею 3:2-4).

Да, Ваша честь, и в моей скромной и богобоязненной жизни с 3 октября 2019 года наступили «времена тяжкие». За это время, то есть чуть более 1 года и 7 месяцев, я пережила обыск, нахождение в ИВС и в СИЗО на протяжении 105 дней, нахождение под домашним арестом на протяжении 475 дней (данные на 6 мая 2021 года). При этом за весь период домашнего ареста я была абсолютно лишена ежедневных прогулок, хотя они обязательно предусмотрены даже в СИЗО, а ведь домашний арест — более мягкая мера пресечения. […]

Я не могла сама зарабатывать на жизнь, покупать продукты и предметы личной гигиены, выносить бытовой мусор и купить себе одежду и обувь. Я не могла сама записать себя в медицинские учреждения, купить себе лекарственные препараты, позвонить сантехнику или электрику, когда дома у меня что-то ломалось, я не могла сама отправлять и получать почтово-телеграфную корреспонденцию, отнести свою кошку в ветеринарную клинику, я не могла сама ездить на своем автомобиле и многое другое, что я сама не могла сделать… В конце концов, я была лишена возможности ездить к моей горячо любимой маме, у которой я являюсь единственным ребенком, чтобы помогать ей ухаживать за престарелой лежачей бабушкой, которой скоро исполнится 88 лет. А ведь в действительности именно ради мамы я и переехала в город Йошкар-Олу 22 августа 2019 года, но успела ей помочь только в течение 1,5 месяцев. […]

Так, Ваша честь, за чуть более чем 1 год и 7 месяцев предпринималось все, чтобы сломить мою веру. Все вышеперечисленное психологическое давление на меня, по мнению следствия и уважаемых судов, должно было заставить меня отречься от своей веры, а она, напротив, стала еще крепче.

Интересно, что в конце ст. 282.2 УК РФ говорится, что «лицо, впервые совершившее преступление, предусмотренное настоящей статьей, и добровольно прекратившее участие в деятельности общественного или религиозного объединения либо иной организации, в отношении которых судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности в связи с осуществлением экстремистской деятельности, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления». Так, сегодня меня судят не за то, что я когда-то была членом (учредителем, соучредителем, участником) местной религиозной организации Свидетелей Иеговы «Йошкар-Ола». […] Сегодня меня судят за то, что я добровольно не прекратила исповедовать свою незапрещенную в России религию Свидетелей Иеговы! […]

[На судебных заседаниях] вы не услышали от меня никаких призывов к экстремизму, насилию, вражде, ненависти и неприязни! Единственное, что вы услышали, так это историю обычной религиозной жизни верующего человека, который, как говорили свидетели, рассуждал с ними только о Библии и о Боге, а не призывал к экстремистским действиям. Никто из свидетелей не сказал, что у меня было отрицательное отношение к другим религиям. Никто из свидетелей не сообщил, что я высказывалась о них или об их религии негативно как лично, так и публично. Напротив, мои религиозные чувства верующего человека оскорбляются этим уголовным преследованием.

Когда я была в СИЗО, я общалась не только с заключенными, но и с сотрудниками и начальниками. Все начальники, а также прокуратура знали, что в изоляторе содержат Свидетеля Иеговы, а не преступника. Когда я ходила в медицинские учреждения, я рассказывала людям о моем любимом Друге, Иегове. Когда я находилась под домашним арестом, я рассказывала родственникам, сантехникам, слесарям, электрикам и соседям о моем Боге Иегове. Служители Бога в любой ситуации, в любых обстоятельствах найдут способ рассказать о своем Боге Иегове. […]

Таким образом, Ваша честь, никто и ничто не сможет заставить меня отречься от своей веры. Где бы я ни находилась, я буду везде и всегда говорить о моем Боге, Друге и Отце, Иегове. […]

Конституция РФ, статья 28, гарантирует мне свободу вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные или иные убеждения и действовать в соответствии с ними.

От меня, как от Свидетеля Иеговы, вы никогда не слышали и не услышите никаких призывов к экстремизму, насилию, вражде, ненависти и неприязни! Единственное, что вы услышите, так это то, что написано в Библии, и то, каким на самом деле является мой Бог, Друг и Отец Иегова.

Уважаемый суд… я лично столкнулась с… жестокостью, предательством… и распространением клеветы в мой адрес. Но в библейской фразе «последние дни» присутствуют не только горечь, печаль и уныние, но и надежда! […] Я не знаю, что меня ждет впереди, но в любом случае, мои «последние дни» радуют меня, потому что мой Бог Иегова ценит мою верность и преданность! […]

Во Втором послании апостола Павла коринфянам 4:8, 9 сказано: «Мы отовсюду притесняемы, но не стеснены; мы в отчаянных обстоятельствах, но не отчаиваемся; мы гонимы, но не оставлены; низлагаемы, но не погибаем». Почему уголовное преследование не сломало меня? […] Здесь же во Втором послании апостола Павла коринфянам 4:7 говорится: «Преизбыточная сила была приписываема Богу, а не нам». Мой источник заряда [и силы] — Бог Иегова!

Часть 2. Операция «Север» и современные Свидетели Иеговы

Уважаемый суд, когда вы получили… мое необычное дело из 17 томов с таким кричащим обвинением в подрыве основ конституционного строя и безопасности государства, конечно, у вас могло создаться впечатление, что Е. Г. Пегашева — отчаянный преступник, злостный экстремист, опасная личность. Вы не знали, что ожидать от человека, которого обвиняют по такой серьезной статье. […] В Евангелии от Матфея 10:17, 18 [записаны слова Иисуса]: «Будут отдавать вас в судилища. И поведут вас к правителям и царям за Меня, для свидетельства пред ними». Поэтому, уважаемый суд, как ни странно, но я благодарна прокуратуре и ФСБ г. Йошкар-Олы за то, что они перенаправили мое дело в [Козьмодемьянск]… В городе Йошкар-Ола, присутствуя на судах по мере пресечения, мне удалось многим рассказать о своих религиозных убеждениях, несовместимых с экстремизмом, и о своих истинных мотивах поклонения Богу. А теперь у меня появилась отличная возможность рассказать и Вам, уважаемый суд, и многим сотрудникам суда о моем Боге Иегове, о моей вере, о том, что мои взгляды несовместимы с религиозной ненавистью и нетерпимостью.

Также благодаря этому уголовному делу мои соседи, мои родные, сотрудники УФСИН увидели и узнали о моем Боге Иегове. Спасибо Вам за это! В Евангелии от Матфея 6:9 записана молитва «Отче наш» и там сказано: «Моли́тесь же так: Отче наш, сущий на небесах! Да святится имя Твое». Я рада, что у меня есть возможность освятить и прославить Отца Иисуса — Иегову. […]

Расскажу пример из советской истории. […]

В апреле 1951 года в СССР (в Белоруссии, Украине, Молдавии, Эстонии, Латвии и Литве) была проведена спланированная операция против Свидетелей Иеговы под названием «Север». А почему «Север»? Потому что 9793 Свидетеля Иеговы были насильно оправлены в Сибирь. […]

Уважаемый суд, представьте, сколько тягот пришлось перенести жертвам тех репрессий! Я не знаю, как бы я себя чувствовала, если бы меня принудили отправиться за тысячи километров, и от 12 до 18 дней мне пришлось бы провести в переполненном грязном товарном вагоне, в котором туалетом служит обычное ведро? Легко ли это — оказаться в далекой Сибири, сознавая, что мне предстоит постоянная и упорная борьба за выживание в жесточайших условиях, и при том всего лишь из-за своей веры, а не реального преступления? Но ссыльные Свидетели Иеговы, мои братья и сестры, не впали в уныние. […] Верующих укрепляли молитвы и песнопение. С их стороны не было слышно плача или горьких причитаний. Среди верующих царил дух взаимной поддержки и помощи. Ни в ходе операции «Север», ни в ходе многочисленных обысков и облав Свидетели Иеговы не оказывали какого-либо насильственного сопротивления советским властям. Это особо отмечается в рапортах и докладах руководителей опергрупп. […]

Поскольку верующих выслали в тайгу, то зачастую они работали на лесоповале. Трудную и опасную работу выполняли вручную: пилили деревья, обрубали сучья, возили на лошадях бревна, вручную грузили их в вагоны. […] В местах ссылки Свидетели зарекомендовали себя послушными и добросовестными работниками. Тем, кто запрещал им проповедовать, они отвечали подобно апостолам Христа: «Мы не можем не говорить того, чтó видели и слышали» (Деяния 4:20). […]

Наконец, 18 октября 1991 года в Российской Федерации был принят закон «О реабилитации жертв политических репрессий» № 1761-1. […] Тысячи Свидетелей Иеговы были реабилитированы за «десятилетия террора» как жертвы советских репрессий. Сосланные в Сибирь Свидетели Иеговы, а также родившиеся в ссылке дети признаны жертвами политических репрессий. […] Уже в 2010 году 48 видных правозащитников и представителей гражданских организаций, подписали заявили о том, что реабилитированные Свидетелей Иеговы в России снова подвергаются репрессиям.

26 апреля 2021 года исполнилось 30 лет принятому еще в СССР закону «О реабилитации репрессированных народов». В этом законе говорилось, что противоправная политика государства «оскорбляла достоинство не только репрессированных, но и всех других народов страны».

Безусловно, это событие 70-летней давности очень сильно отразилось на жизни Свидетелей Иеговы тех времен. Я горжусь ими! […] Они пример для меня в том, как переносить все трудности, связанные с уголовным делом! Конечно, мне больно говорить о том, что произошло с моими единоверцами. Когда я начинаю размышлять над этим, невольно подступают слезы… Но сейчас в Сибири очень много Свидетелей Иеговы! Мне даже приходили письма поддержки от детей и внуков этих признанных государством жертв репрессий. Они не понаслышке знают, что такое религиозное преследование, поскольку их семьи лично столкнулись с этим. Именно они в первую очередь и в первых рядах оказали мне поддержку, когда я находилась в СИЗО, потому что они знают и понимают, что это такое. Спасибо им за это. […]

Подобное тому, что было в Советском Союзе, сейчас происходит в России. Если раньше Свидетелей Иеговы обвиняли в антисоветской деятельности по 70-й статье УК РСФСР, то теперь — в экстремистской деятельности по статье 282.2 УК РФ. И ни один из обвиняемых Свидетелей Иеговы, в том числе и я, не совершил преступления по данной статье, это нас подгоняют под эту статью.

Уважаемый суд, я даже представить себе не могу, сколько людей… и сколько структур занималось моим уголовным делом. Но я благодарна всем им за то, что они дали мне такую возможность — рассказать о моей религии и о моем Боге! Вы увидели, что я и экстремизм — несовместимые вещи! […]

Часть 3. Бог Иегова и Иисус Христос — экстремисты?

Теперь, что касается обвинительного заключения и всех 17 томов материалов дела. Про Е. Г. Пегашеву там сказано очень мало, но я много раз читала про «Управленческий центр Свидетелей Иеговы в России», про МРО Свидетелей Иеговы «Йошкар-Ола», а особенно много говорится про Иегову, моего Бога. Так, я делаю вывод, что сейчас судят не меня, а моего Бога Иегову! […] На протяжении всего этого судебного разбирательства я поняла, что для того, чтобы меня обвинить, достаточно сказать, что я Свидетель Иеговы. И все, в глазах прокуратуры я преступник, экстремист без экстремизма. Но это не так!

Быть Свидетелем Иеговы и носить это имя — это не преступление, а причина для гордости! […] Фраза «Я Свидетель Иеговы» подобна логотипу на моем имени. Я горжусь, что на мне есть эта эмблема. […]

Я заметила, что, когда люди начинают читать Библию, у них появляется много вопросов. […] Например, занимает ли Бог сегодня чью-либо сторону в военных конфликтах? Придет ли конец войнам?

Христианам никто не давал права воевать со своими врагами. Апостол Павел в своем Послании римлянам 12:18, 19 первым христианам написал: «Если возможно с вашей стороны, будьте в мире со всеми людьми. Не мстите за себя». Иисус Христос тоже, как и Бог Иегова, никогда не побуждал своих последователей воевать. Напротив, в Евангелии от Луки 6:27, 28 он говорил: «Любите врагов ваших, благотворите ненавидящим вас, благословляйте проклинающих вас и молитесь за обижающих вас».

Если Бог призывает своих служителей, живущих в разных странах, любить врагов… неужели он может занимать чью-либо сторону в жестоких военных конфликтах? Конечно же, нет! Иисус Христос в Евангелии от Матфея 6:10 учил молиться: «Да приидет Царствие Твое; да будет воля Твоя и на земле, как на небе». Царство Бога, о котором учил молиться Иисус,— это реальное правительство, которое правит с неба. Согласно библейским пророчествам, оно правит с 1914 года после начала Первой мировой войны. Вскоре оно уничтожит все оружие, существующее на нашей планете, и начнет образовательную программу, нацеленную на достижение мира. В Библии, в книге Михея 4:3, говорится: «И перекуют они [то есть, люди] мечи свои на орала [или лемеха; лемех — острый наконечник плуга] и копья свои — на серпы; не поднимет народ на народ меча, и не будут более учиться воевать».

Согласно Библии, под правлением Царства Бога… исчезнут религиозные предубеждения и этническая рознь. Поэтому войны уйдут в прошлое. В Псалтыре 45:10 говорится о действиях Бога Иеговы: «Прекращая брани [то есть, войны] до края земли».

Таким образом, Бог Иегова, а также его сын Иисус Христос, не одобряют войны и насилие, не занимают ничью сторону в военных конфликтах, а напротив, хотят, чтобы войнам пришел конец. […]

Часть 4. «Жизнь — это место служения»

Ваша честь, несмотря на это неоправданное уголовное преследование, я, как верующий человек, почерпнула для себя много полезного. Это преследование… было предсказано в Библии во Втором послании апостола Павла Тимофею 3:12. Там говорится: «Да и все, желающие жить благочестиво [или преданно] во Христе Иисусе, будут гонимы [или преследуемы]». Также в Первом послании апостола Петра 3:14 сказано: «Но если и страдаете за правду, то вы блаженны [или счастливы]». […]

Ваша честь, хотя на судебных заседаниях говорилось о том, что чтение и изучение Библии, молитвы Богу Иегове, пение песен, восхваляющих моего Бога Иегову, желание рассказывать людям о Боге и мирные богослужебные встречи с друзьями являются экстремистскими действиями, это не так! […] Вы увидели, что эти действия — религиозные, а не экстремистские — нужны мне как воздух. […]

Уважаемый суд, единственные потерпевшие в этом уголовном деле — это я, моя мама, моя престарелая больная лежачая бабушка. Нам причинен значительный вред — имущественный, физический, эмоциональный, психический, а также вред репутации. Я законопослушная гражданка РФ, я не призывала к насилию. Единственная связь между мной как Свидетелем Иеговы и насилием — это то, что я сама стала жертвой насилия! Моя совесть чиста и перед Богом, и перед государством, и перед людьми. […]

Ваша честь, мне понравилась одна интересная фраза: «Жизнь — это место служения». Кто-то служит в армии, кто-то в суде, кто-то у себя дома, а я служу моему Богу Иегове. Почему все люди могут служить своим идеалам, а я нет? Это совершенно противоречит и Конституции РФ, и решению Верховного суда РФ от 20 апреля 2017 года. Поэтому, моя жизнь — это место моего служения Богу Иегове. Никто и не под каким предлогом не может отнять у меня это право!

Поэтому, Ваша честь, прошу Вас полностью оправдать меня и снять с меня это клеймо «экстремиста»!

Часть 5. Благодарность

Уважаемый суд, завершая свое выступление, хочу поблагодарить всех участников процесса.

Я благодарна уважаемым сотрудникам — судебным приставам — за их профессионализм. Я видела, как они тщательно стараются исполнять закон.

Я благодарна секретарям судебного заседания — как Наталье Николаевне, так и Наталье Юрьевне. Вы всегда все делали вовремя, вы не скупились и делали мне необходимые копии, я ни разу не слышала от вас в свой адрес грубого слова. Спасибо вам!

Я безмерно благодарна своему защитнику — уважаемой Татьяне Васильевне. Она буквально «разжевывала» то, что я из-за отсутствия юридического образования не понимала. Она проявила ко мне огромное терпение. Если бы не ее поддержка, я бы не справилась с таким трудным делом. Спасибо вам.

Я благодарна вам, уважаемый прокурор, Евгения Сергеевна. Спасибо вам, что вы ни разу не употребили слово «секта», а всегда уважительно высказывались о моей вере. […] Также я благодарна и другому прокурору, Марии Александровне, которая несколько раз участвовала в судебных заседаниях. Она тоже всегда была уважительна и тактична. Спасибо ей.

И, наконец, я благодарна вам, уважаемый судья Николай Мефодьевич, за то, что вы никогда не перебивали меня и разрешали мне говорить столько, сколько я хочу. Для меня это бесценно. […]

Я благодарна моей любимой маме, которая, хотя и была далеко и заботилась о моей лежачей больной 87-летней бабушке, приезжала ко мне в СИЗО. […] Они считают… что вся эта ситуация несправедлива по отношению ко мне. Даже мой неверующий дядя был удивлен, что мне так дороги мои взгляды, ради которых я готова терпеть лишения.

В частности, я очень благодарна маминой знакомой, которая заботилась обо мне как родная тетя… когда я была в СИЗО и под домашним арестом. Эта женщина сделала для меня так много, что всех ее добрых дел не перечислить в этом судебном заседании. […] Спасибо и ее дочери, которая щедро делила со мной свою маму.

Спасибо всем знакомым и незнакомым друзьям за подарки, которые мне дарили регулярно. Спасибо за цветы, которые не переводились у меня с момента моего освобождения из СИЗО. Спасибо всем-всем, кто разными способами помогал мне, несмотря на ситуацию с коронавирусом. Они покупали продукты и предметы личной гигиены, выносили бытовой мусор, покупали одежду и обувь, лекарственные препараты, дарили открытки, выслушивали меня и т. д.

В Библии, в Псалтыре 36:25, есть такие слова: «Я был молод и состарился, и не видал праведника оставленным и потомков его просящими хлеба». Также и я — не была оставлена, не бедствовала. Спасибо всем большое. Без всех вас я бы не справилась. […]

Часть 6. Итог сказанному

Уважаемый суд, завершить свое объемное выступление я хочу стихотворением. В нем отражается вся суть моего выступления.

Последнее слово

Живу в большой стране России,

Плачу́ налоги я в казну,

Питаюсь местными дарами

В доход производителю.

Не покупаю иномарок,

А чту я местный автопром.

И из любви к марийскому народу,

Учила я язык родной.

Не нарушаю я закона,

Но вот вручили мне клеймо,

И по ошибке объявили,

Назвав меня преступником!

Теперь за веру в Иегову

Вменяют Катерине экстремизм:

Нет ни насильственных призывов,

Вражды и ненависти нет!

Так экстремизмом можно смело

Назвать любой рецепт борща,

Ведь там кромсают корнеплоды,

Потом их кушает семья.

А я же экстремистом не являюсь,

Ведь крайних взглядов нет во мне,

Нет даже мыслей о насилии!

Мне не за что сидеть в тюрьме!

Но вышло, что годами судят

Меня за вероиспове́дание,

За то, что я — Свидетель Иеговы,

Стою у подсудимого скамьи.

Сломить решили мою веру

И побуждают поменять,

Но я останусь верной Богу

И буду государство уважать!

Не экстремист я! Не преступник!

Не вор и не мошенник я!

Я не фанатик, не отступник!

Я приняла клеймо Христа!

Его однажды также злобно

Распяли, обвинив во лжи,

И подстрекателем назвали,

И даже не разобрались.

Иисус Христос приговорен был

Как самый злостный экстремист,

А я, как верная христианка,

Иду по христианскому пути.

И даже если за религию мою

Меня не оправдает суд,

Я знаю, что не зря пред вами я стою,

Вы не забудете мой дух!

Ведь все Свидетели Иеговы,

Со всех концов земли,

Живя в любую человеческую по́ру

От веры никогда не отреклись!

И мы, Свидетели Иеговы, —

Мы чемпионы по борьбе

За право Конституции России,

За право на вероиспове́дание!

Мне Конституция, как отец,

Вручило это право,

И младший брат — Верховный суд,

Его не запретило!

Прошу вас, уважаемый судья,

Учесть мой истинный мотив:

Желанье Бога прославлять,

А это, к счастью, не экстремизм!

И явно, что религия моя

Не экстремистская ни капли,

И многочисленные толстые тома —

Напрасные пустые траты!

А все судебные баталии —

Свидетельство для вас,

Что налицо не преступление,

А обычный христианский рассказ!

Рассказ, что Катерина верит в Бога,

Зовет его Всевышним Иеговой,

Как молится ему, ответа ждет,

И петь ему всегда готова,

О том, что хвалится Творцом

И проповедует повсюду,

Общается с друзьями о нем,

Читает Библию любую.

И в этом, уважаемый судья,

Мой пресловутый экстремизм?

Нет! Нет! Не виновата я!

Прошу я оправдать меня!